Июл

19

В 1966 году советские ученые В.Г. Адаменко, Р.Л. Виленский, М.Б. Голант, Н.Д. Девятков осуществили первые работы по обнаружению и изучению воздействия миллиметровых волн на живые объекты. Организм человека позитивно реагирует на миллиметровые волны как единое целое, включая все звенья регуляции физиологических процессов.

Аппаратные энерго-информационные методы давно и с большим успехом применяются в кардиологии, неврологии, пульмонологии, травматологии и ортопедии, гастроэнтерологии, гинекологии, урологии и других направлениях.

Энергоинформационная медицина или биорезонансная терапия – относительно новая ветвь в медицине.

В 1953 году немецкий врач Рейнхольд Фолль совместно с инженером Ф.Веренером разработал новый, по тем временам, метод электроакупунктурной диагностики и применил её в клинической практике. Фолль разработал целую систему взаимосвязей между биологически активными точками и внутренними органами человека. Не трудно представить, какое замечательное оружие для борьбы со множеством недугов предложил миру немецкий доктор. Надо отдать должное современникам – они это сразу поняли и оценили. Золотая медаль Ватикана /: множество государственных наград Германии, присуждённых врачу-новатору, служат красноречивым тому подтверждением. Благодарные энтузиасты следующих поколений подхватили блестящую идею и усилиями собственных талантов значительно усовершенствовали возможности нового метода.

В середине шестидесятых годов у нас в стране под руководством академика Н.Д. Девяткова начались исследования эффектов воздействия излучения волн миллиметрового диапазона на биологические объекты. Как известно, на поверхности тела человека расположены энергетические центры – те самые биологически активные точки, связанные с органами и системами организма. Так вот оказалось, что каждая из этих точек работает как приёмопередатчик электромагнитного излучения (ЭМИ), характерного для каждой живой субстанции, вплоть до клеточного уровня. В работах Девяткова и его последователей было показано, что живые организмы могут сами излучать волны в мм диапазоне с целью управления межклеточными связями. Поэтому биологический объект может участвовать в явлении биорезонанса с излучениями внешних воздействий. Это открытие послужило теоретической основой для рождения принципиально нового метода диагностики и лечения. Ведь при заболевании любого органа меняются его характерные частоты жизненного потенциала и в его ЭМИ появляются всплески патологической природы.

В 1975 году знаменитый немецкий врач Франк Морелль пришёл к вполне логическому заключению, что, если заболевание органов человеческого организма неизбежно сопровождается нарушениями их частотного ритма, то суть лечения должна состоять в подавлении возникших «нездоровых» колебаний и восстановлении нормальных. И всё было бы значительно проще, если бы характерные частоты были бы универсальны для всех здоровых людей. Кстати, Морелль был убеждён в этом. В его приборах не учитывался тот очевидный факт, что каждый человек – неповторимая индивидуальность. Проходит семь лет, и в стенах киевского университета физиком-ядерщиком, профессором С.П.Ситько заявлено об открытии, ещё на один шаг приблизившим человечество к расшифровке вечной загадки – загадки природы жизни. Открытие было обозначено как «проявление собственных характеристических частот человеческого организма».

«Живое изучают физиология, биохимия, биофизика и многие другие науки, -комментировал своё детище Ситько, – но, как ни странно, сам предмет, которым они занимаются, до недавнего времени так и не был определён». В свете нового открытия Ситько дал своё определение живому:» это четвёртый (после ядерного, атомного и молекулярного) уровень квантовой организации природы, когда самосогласованный потенциал функционирует в мм-диапазоне электромагнитных волн». Тогдашний научный коллектив «Отклик», на который работали 45 институтов, клиник, лабораторий в разных республиках бывшего СССР. Результаты опытной апробации МРТ показали её высокую эффективность при немедикаментозном лечении целого ряда патологий, в том числе относимых к категории трудноизлечимых, и в 1989 году была разработана республиканская программа внедрения метода МРТ в практическое здравоохранение УССР. В её поле зрения естественным образом оказались и лица, пострадавшие от Чернобыльской катастрофы.

В 1990 году СП. Ситько – член-корреспондент Академии наук Украины как основатель миллиметровой резонансной терапии выдвигался на Нобелевскую премию по медицине, и американская газета «Нью-Йорк Тайме» анонсировала эту методику как «медицину третьего тысячелетия». После встречи СП. Ситько с тогдашним завотделом здравоохранения Москворецкого района г. Москвы В.Н. Коваленко, в 51-ой столичной поликлинике состоялась апробация нового метода, показавшая впечатляющие результаты. И с 1992 года в Москве начали вестись работы по созданию новых аппаратов МРТ и методик их применения на базе медико-технического центра «Коверт», который возглавил уже знакомый нам В.Н. Коваленко, но уже в ранге заместителя главного санитарного врача страны. Здесь же был организован приём больных.

В целом сформулировать доктрину лечебных аппаратов «Коверта» можно следующим образом: оказывается воздействие на БАТ, адекватное состоянию пациента, приказывающее организму выделить в данный момент, в нужном месте, в требуемых сочетаниях и оптимальных концентрациях комплекс эндогенных лекарств ( т.е. лекарств самого организма), которые необходимы и достаточны для процесса его системного самолечения. Внешнее излучение, моделируя собственное излучение организма в КВЧ диапазоне и выполняя функции синхронизирующего устройства, навязывает организму утраченный в процессе болезни «здоровый» ритм и, таким образом, воздействует на его собственную информационно- управляющую систему.

Энергоинформационная медицина, кроме ярко выраженного терапевтического эффекта и отсутствия побочного действия лекарств, имеет и другое существенное преимущество. Оно имеет особый смысл для нашей страны с хроническим недофинансированием медицины. 4-5 лечебных аппаратов «Коверт» и одна система диагностики «АМСАТ», по сути, представляют собой целую поликлинику, способную пролечить до 4 тыс. пациентов в год силами 1-2 врачей! А стоимость такой миниполиклиники на уровне цены отечественной легковой автомашины. Срок окупаемости кап.затрат составляет для разных регионов от 3 до 7 месяцев. Особенно ценным видится использование этой быстрой и мало затратной технологии в оздоровительных учреждениях (санаториях, профилакториях т.п.). Комплексы, разработанные «Ковертом», проявили себя в 53-х странах мира и работают не только в Европе и США, но даже в такой экзотической стране, как Маврикий. В одной Хорватии за 2 года открылось более тех десятков фирменных центров «АМСАТ».

Отечественные приоритеты в развитии энегроинформационной медицины получили дополнительный мощный импульс после создания на базе Московского энергетического института центра интеллектуальных медицинских систем (ИМЕДИС) под руководством Ю.В.Готовского – профессора кафедры вычислительных машин, сетей и систем МЭИ.

«ИМЕДИС» предложил так называемую эндогенную биорезонансную терапию, основанную на лечении собственными электромагнитными колебаниями организма человека, после их специальной обработки. Суть предложенного метода заключается в том, что аппаратно-программный комплекс считывает информацию с классических точек акупунктуры, обрабатывает её, выделяет физиологические и патологические колебания, после чего усиливает первые и ослабляет вторые. Скорректированные колебания возвращаются пациенту в определённых амплитудных и фазовых соотношениях в виде усиленной лечебной информации. Первый, таким образом работающий прибор, родился в 1990 году и сразу привлёк внимание военных ведомств, остро нуждающихся в недорогих, мобильных, точных в диагностике и эффективных в лечении методах.

В 1995 году Минздрав утвердил нововведение, а в 2000 – выпустил методические указания для врачей, владеющих данной методикой. Министерство Обороны закупило аппаратуру для шести ведущих госпиталей. Комплект подобного оборудования, установленный в ростовском госпитале поставил на ноги многих солдат и офицеров, прошедших Чечню и страдавших от гнойных осложнений, после хирургических вмешательств. Имеется аппаратно-программный комплекс и на центральном сборном пункте военкомата, где он успешно тестирует призывников на предмет употребления наркотиков. Вообще, по словам консультанта кафедры военной токсикологии и защиты Института усовершенствования врачей Министерства Обороны РФ Олега Шпакова, данная методика позволяет диагностировать 97% болезней. По статистике центра полностью исцелить удаётся до 86% больных.

Кроме всего прочего центр «ИМЕДИС» занимается переподготовкой врачей, и уже выпустил тысячи специалистов МРТ, работающих как в различных уголках России, так и за рубежом. Вокруг «ИМЕДИСа» сложился преданный коллектив врачей-единомышленников, каждый из которых может гордиться собственными достижениями в лечении «трудных» заболеваний.

В 1989 году доктор медицины из Массачусетского университета Хильда Кларк обнаружила в крови и опухолях больных скопления паразитирующих микроорганизмов. Понятно, что подобное наблюдение способно в корне изменить представления о природе многих смертельных заболеваний. Но это ещё не всё, оказалось, что каждый вид микроорганизма имеет свой характерный диапазон частот, и американка поняла – на этой идее можно построить приборы для диагностики и лечения огромного числа паразитарных болезней. Сын госпожи Кларк – талантливый электронщик – реализовал в металле идею матери и положил начало серийным аппаратам данного назначения. А в 1998 году в центре «ИМЕДИС» разработана и внедрена отечественная аппаратура по резонансно-частотной диагностике и терапии вирусов, бактерий, простейших, грибков, гельминтов.

Так, в дополнение к биорезонансной энергоинформационной медицине появилось ответвление, которое получило название мультирезонансной. Это означает, что на сегодняшний день реализованы диагностика и лечение болезней, обусловленных практически любыми микроорганизмами, и, если какие-то вирусы пока не поддаются диагностике, то это лишь вопрос времени. Как же работает прибор? Известно, что мембрана любой живой клетки обязательно заряжена, а, значит, способна излучать электромагнитные волны. Обнаружив частоту микроба, компьютер усиливает этот сигнал, отправляет обратно, и в режиме биорезонанса мембрана микроба разваливается. По величине амплитуды сигнала, полученного от паразитов, можно определить стадию заболевания задолго до появления его первых симптомов. Следует признать, что для подобного мощного прорыва на, казалось бы, сугубо медицинском фронте одного врачебного опыта было бы, конечно, недостаточно. Требовался такой человек, как Готовский – большой специалист в области физики и программирования.

Уникальные возможности предоставляет значительно усовершенствованный в «ИМЕДИСе» так называемый вегетативный резонансный тест (ВРТ). Для диагностики доктор Фолль использовал до 1000 БАТ, что превращало обследование в весьма громоздкую процедуру. Вегетативный резонансный тест, изначально предложенный немецким учёным Х.Шиммелем, позволил проводить обследование по одной точке. ВРТ «ИМЕДИСа» способен повысить точность диагностики до 97-99%. Тестирование им всего одной БАТ даёт возможность оценить состояние не только всех органов и систем, но и их взаимосвязи. Этот системный метод проводит обследование всего организма, переходя от общего к частному. Скажем, выявив неблагополучие в печени, врач задаётся вопросом, есть ли у пациента гепатит. Для этого он выводит из компьютерной программы сумму всех существующих гепатитов, и, если измеряемые показатели точки меняются, значит, получен положительный ответ – пациент болен гепатитом. Далее проводится следующий этап тестирования и определяется, какой из вирусов гепатита – А.В,С,Д или Е – присутствует в организме. Таким же путём идёт поиск препаратов для лечения конкретного заболевания.

На одной из международных конференций наши специалисты, работавшие под наблюдением врачей из разных стран, при помощи ВРТ поставили диагноз 150 больным гепатитом, и на каждого было затрачено 2-5 минут. Одним словом, ВРТ, во многом благодаря отечественным разработчикам, позволяет со всей достоверностью давать ответы на самые острые вопросы, которые требуют традиционных, длительных по времени обследований. Скажем, без многочисленных, сложных и дорогостоящих анализов можно узнать развивается ли у человека онкологический процесс на столь ранних стадиях болезни, когда она ещё не подвластна визуальному освидетельствованию. Можно составить полное досье на наркомана, т.е. узнать какие именно он употребляет наркотики, как долго и т.д. А недавно предложенная «ИМЕДИСом» система «ВРТ-плюс» позволяет вести тестирование по четырём уровням, оценивая состояние не только внутренних органов, крови и лимфы, но даже ДНК.

Казалось бы, более чем впечатляющие достижения МРТ должны обеспечить этот метод с практически неограниченным пределом возможностей абсолютной свободой   проникновения в широкую сеть обычных медицинских учреждений. Однако не всё так просто.
Во-первых, устоявшиеся стереотипы традиционно весьма сильны в медицине. Как тут не вспомнить венгерского врача Игнаца Земмельвейса, 150 лет назад безуспешно пытавшегося доказать, казалось бы, очевидную истину, состоявшую лишь в том, что перед принятием родов акушеру необходимо    проводить дезинфекцию рук. Тогдашние светила, ни в какую не желавшие признавать паразитарную природу многих болезней, всеми силамипротиводействовали этой идее. Преступное упрямство свело в могилу около 100 млн. рожениц, умерших от родильной горячки. И в истории медицины          подобных примеров можно найти немало.
Во-вторых, и это, пожалуй, имеет определяющее значение – могущественное фармакологическое лобби повсеместно и бескомпромиссно тормозит    безмедикаментозные технологии.
В-третьих, овладение новыми методиками требует от врачей некоторого переучивания, что для основной их массы видится занятием мало   привлекательным.

Зачем напрягаться, когда есть старые знакомые таблетки? А что касается наносимого ими вреда, так это проблема пациента. В США смертность от побочного действия лекарств и неверного лечения уступает только болезням сердца, рака и инсульта. Там по этой причине умирает каждый 18-ый больной. У нас по тому же поводу умирает каждый 10-ый. И только, когда речь заходит о ДЦП, рассеянном склерозе, болезни Паркинсона, наркомании и других инкурабельных заболеваниях, тут начинается пробуждение интереса.

В «Коверте» до сих пор вспоминают случай, когда двое детей, приговорённых невропатологами к пожизненному «растительному» существованию, через год после лечения методом МРТ почти ничем не отличались от своих здоровых сверстников и смогли учиться в нормальной школе. Конечно, миллиметровая терапия не может быть одинаково высоко эффективной для всех больных ДЦП. Имеют значение индивидуальные характеристики болезни и, особенно, возраст пациента. Бесспорно одно – МРТ не пасует перед болезнью до сих пор привыкшей только побеждать.

Другой пример: наркотическую ломку можно снять введением наркотика, тем самым, усугубляя наркозависимость пациента, а можно сделать это и безвредно. Воздействуя на БАТ с помощью МРТ врачу под силу помочь организму пациента самому многократно повысить в крови концентрацию эндорфинов, снимающих боль и стресс. Оказывается, это ему вполне по силам. Просто, впав в наркотическую зависимость, он «забывает», как это делается. На сегодняшний день в передовых странах энергоинформационная медицина объявлена приоритетным направлением. Для развития данных методов диагностики и лечения привлекаются ведущие научно-исследовательские учреждения: в США Нью-Йоркская академия наук и технологий, Гарвардский университет. В Германии -ряд всемирно известных научно-производственных фирм, в России – центры «ИМЕДИС», «Коверт» и др. Каждый год на проходящих в Москве международных научных конференциях по МРТ сообщаются факты, вновь и вновь подтверждающие высокую эффективность использования биорезонансной и мультирезонансной терапии.

В 2003 году, выступая на IX конференции, главный врач Главного военного клинического госпиталя Министерства Обороны Украины Л. К. Куртсеитов привёл любопытную статистику: из 500 больных самыми разными заболеваниями, которых он лечил биорезонансным методом, 92 – м отказали в помощи официальные онкологи. Лечение последних имело у него следующие результаты: Значительное улучшение – 7,6%; улучшение – 68,4%; без изменения – 9,7%, летальный исход – 14%. А ведь результат «без изменений» означает для таких больных просто продолжение жизни.

Конечно, рано или поздно по-настоящему действенные медицинские достижения всегда становятся достоянием широких масс. Волнует одно, как бы типичное неповоротливое равнодушие отечественных чиновников от медицины, не загубило пока ещё ярко выраженный российский приоритет в столь перспективной области, взращённый напряжением ума, воли и просто голым энтузиазмом не одного поколения наших учёных. Да, биорезонансные компьютеры имеются уже в более чем 300-ах городах и даже в маленьких населённых пунктах, но, как это не странно, огромное число людей, остро в них нуждающихся, почти ничего о них не знает. Даже столичные жители не очень- то осведомлены относительно возможностей МРТ.

Когда молодой московский учёный, неожиданно занемогший рассеянным склерозом, отправился на Кипр, прихватив с собой на курс лечения 5 тыс. долларов, и увидел в качестве целителей своих соотечественников, работающих на отечественной аппаратуре, он был крайне удивлён. Оказалось, что точно такой же курс он мог бы пройти в своём городе за 2 тыс. российских рублей. И толпы больных, кто по неведенью, а кто – не имея возможности оплачивать лучшее, покорно отстояв поликлинические очереди, продолжают получать наспех составленные рецепты на лекарства, оправданность приёма которых как-то не принято обсуждать.

Комментарии закрыты.