Июл

3

Магистр КЭ, студентка 3-го курса Института Космоэнергетики и Спецпсихологии Перевалова Л. Г.

ИСТЕРИЯ. Термин «истерия» является наследием древнегреческой медицины, где предполагалось наличие связи заболевания с «блужданием» матки (hysteria, греч.) в организме, истерия является второй по частоте формой невроза, значительно чаще она встречается у женщин, чем у мужчин.
Характерной чертой больных является выраженная демонстративность и театральность как поведения в целом, так и изложения жалоб на свои болезненные ощущения. Больные недостаточно отличают главное от второстепенного, у них страдает способность сдерживать свои отрицательные эмоции, что обуславливает частые конфликты с окружающими их людьми. Податливость первым впечатлениям ведет к повышенной внушаемости, к быстрым сменам настроения, переходам от слез к смеху, от вспышки гнева к раскаянию, от увлеченности к разочарованию. На высоте волнения у некоторых больных могут возникать истерические припадки.

Могут быть разнообразные, иногда похожие на судороги, движения конечностей. Нередко отмечаются отсутствие равновесия, неспособность ходить, отсутствие голоса и др. Помимо этого, для истерического невроза характерны такие симптомы, как локальная головная боль в виде «гвоздя»,» истерический ком» в горле с субъективным затруднением в глотания. Частые проявления истерического невроза – различные соматические симптомы, то есть истерия как бы превращается в соматические эквиваленты.

Все симптомы не имеют под собой никакой органической основы, они могут держаться стойко или внезапно сменять друг друга. Такое разнообразие истерической симптоматики с имитацией проявлений соматических и неврологических заболеваний дало основание называть истерию » великой симулянткой». Истерия была первой моделью, на которой Фрейд основал возникновение неврозов. Если неосуществленные желания и не преодоленные конфликты вытесняются в бессознательное, их энергия сохраняется. Позже она проявляется в самых разных формах, в виде признаков соматических расстройств. Выразительный и символический характер соматических расстройств лежит на поверхности: паралич ноги указывает на то, что человек не может больше ходить; расстройства зрения свидетельствуют о том, что пациент ничего не хочет знать о том, что происходит перед его глазами; при нарушении глотания — он не в состоянии «проглотить неприятности»; при наличии рвоты — пациенту «все противно». «Разговор тела» здесь очень ясен и драматичен. «Тело становится мячом для игры» (Бланкенбург).
Соматические расстройства представляют собой неудовлетворенные фантазии и притязания. При этом не надо забывать о сексуальном их содержании, как это наблюдается при истерической дуге (сейчас редко встречающейся) — функциональном припадке с гиперлордозом и приподнятием таза у женщин.
Многие истерические синдромы надо понимать, как апелляцию. Они символически выражают определенные тенденции — это как бы упрек: да, я парализован, от меня ничего больше нельзя требовать; так уж со мной случилось; теперь наконец вы будете обо мне заботиться.
Истерические синдромы направлены на освобождение от внешних и внутренних обязанностей, это призыв к окружающему миру, чтобы обратить на себя внимание. Они служат цели получить пользу от болезни в двух планах: путем образования истерического симптома достигается определенное удовлетворение от вытесненных побуждений (первичная польза от болезни), а кроме того, благодаря большему вниманию, признанию и оценке достигается нарцистическое удовлетворение (вторичная польза от болезни).
Истерия может развиваться и протекать различно. В одних случаях она развивается остро под влиянием сильной психической травмы, в других случаях — под влиянием длительно действующих психотравмирующих факторов. Истерия -разновидность чрезмерной эмоциональной реакции на какое-либо впечатление или ситуацию.
При истерии могут возникать приступы генерализованных тонических судорог. Как правило, истерический припадок развивается в ответ на психическую травму, эмоциональное потрясение. Припадок протекает без ауры и не сопровождается выключением сознания. Больной падает, но при этом не ушибается. Возникающие тонические судороги носят вычурный характер, отличаются большим разнообразием как в проявлениях, так и в длительности, чем в значительной степени отличаются от относительно стереотипных судорог эпилептического генеза. Типична так называемая истеричная дуга, когда больной опирается о постель только головой и пятками, а туловище изогнуто дутой. Больные могут кусать кончики пальцев, кончик языка, губы. Глаза во время припадка плотно сжаты, и больные активно сопротивляются попытке их открыть. Если это удается, то можно отметить, что зрачки (в отличие от эпилепсии) хорошо реагируют на свет. Изредка наблюдается недержание мочи, но никогда не развивается дефекация. Вслед за тонической формой припадка могут развиваться клинические судороги, но в отличие от эпилептических они носят беспорядочный характер и напоминают целенаправленные движения: больные рвут на себе одежду, бьются головой о пол и пр. После окончания приступа сон обычно не наступает.
Психические нарушения психотического уровня (истерическое сумеречное помрачение сознания, синдромы Ганзера, псевдодеменции, пуэ-рилизм, истерические фуги, амбулаторные автоматизмы и др.,) при истерическом неврозе в настоящее время встречаются относительно редко. Значительно большее место в клинической картине стали занимать эмоционально-аффективные расстройства в виде страхов, астении, ипохондрических проявлений, подавленного настроения. Эти расстройства, как правило, неглубоки и сопровождаются ярким внешним оформлением в виде театральных поз, заламывания рук, стенаний, громких воплей и вздохов и т. д.
У больных истерией нередко наблюдаются психогенно возникающие амнезии; под влиянием психотравмирующей ситуации «выпадает», «вытесняется» из памяти все, что с ней связано. Иногда больной временно забывает не только какой-то эпизод или отдельные события, но и всю свою жизнь вплоть до собственных имени и фамилии. Истерические психогенные амнезии обычно недлительны и кончаются полным восстановлением памяти. Возможны галлюцинации — яркие, образные и связанные с психотравмирующей ситуацией. С возрастом симптомы истерии изменяются в сторону психоневротических или психосоматических синдромов. В то время как прогноз симптомов относительно благоприятный, лежащее в основе болезни патологическое состояние личности долгое время остается стабильным и плохо поддается терапии.
До начала лечения надо решить, будет ли оно направлено вначале на устранение симптомов или на разрешение конфликта. Остро возникающие истерические симптомы необходимо лечить и снимать как можно быстрее, прежде чем они закрепятся вследствие обусловливания (например, социальное подкрепление), когда появятся вторичные органические нарушения, например двигательные расстройства. В психотерапии используют суггестивные воздействия и поведенческие терапевтические методы; в отдельных случаях показан гипноз.

Эпилепсия – хроническое заболевание, начинающееся преимущественно в детском и юношеском возрасте и характеризующееся различными пароксизмальными расстройствами и особыми изменениями личности, достигающими степени выраженного слабоумия. Причины эпилепсии различны: внутриутробное повреждение головного мозга, неблагоприятное течение родов (родовая травма), а так же черепно-мозговые травмы, нейроинфекции в течение жизни, особенно в детском возрасте. В тех случаях, когда причины эпилепсии не установлены, говорят о генуинной (наследственной) эпилепсии. Пароксизмальные приступообразные расстройства могут сопутствовать какому-то текущему заболеванию головного мозга (сосудистые нарушения, опухоли мозга, нейросифилис), являясь симптомом этого заболевания. В этих случаях говорят о симптоматической эпилепсии или эпилептиформном синдроме. Развитие болезни связано с возникновением эпилептогенного очага в различных участках мозга, являющегося источником патологического возбуждения и судорожных разрядов нейронов (нервных клеток). Первые припадки часто возникают в период полового созревания, у девочек с первой менструацией. Перед менструацией и в первые дни ее, а также во время беременности, родов припадки могут учащаться и утяжеляться. Клинические проявления болезни складываются из судорожных и бес судорожных пароксизмов (приступов) и эпилептических изменений личности. Все припадки имеют общие признаки:

1. внезапность возникновения и прекращения;
2. непродолжительное течение;
3. стереотипность проявлений, т.е. все приступы как один похожи;
4. повторяемость приступов.

Перед припадком довольно часто за несколько часов или за сутки возникают «предвестники»: головная боль, недомогание, плохое настроение, предчувствие надвигающейся беды, когда больной уже знает, что скоро будет припадок и может принять определенные меры предосторожности (не выходить из дома, застраховать себя от возможных падений и повреждений).

Большой судорожный припадок часто начинается с ауры (от греч. «аура» -дуновение), проявляющейся мимолетными (несколько секунд) расстройствами, которые больной, в отличие от припадка, хорошо помнит. Аура может быть представлена яркими зрительными галлюцинациями-(вспышки красного, оранжевого, синего цвета), неприятными ощущениями в животе, резким головокружением, появлением необычных запахов и т.д. После ауры больной теряет сознание и падает, издавая своеобразный крик. Во время падения может получить травму, ожоги, увечья. Около 30 секунд продолжается тоническая фаза, когда напряжены все мышцы и больной принимает особую позу с полусогнутыми в суставах и приведенными к туловищу руками и ногами. Больной сначала бледнеет, потом синеет, т.к. у него временно останавливается дыхание и прекращается сердечная деятельность. За тонической фазой следует клоническая, когда начинаются ритмические подергивания всех мышц: лица, рук, ног. В это время может произойти непроизвольное мочеиспускание, дефекация, семяизвержение в связи с расслаблением и сокращением сфинктеров. Выделение изо рта розоватой пены объясняется тем, что взбившаяся в пену слюна окрашивается кровью, появившейся от прикуса языка или слизистой оболочки щеки. Судороги продолжаются 2-3 минуты. Выход из припадка бывает различным: одни испытывают чувство облегчения, а у других бывает состояние сонливости, разбитости, головные боли в течение нескольких часов. Если припадки следуют один за другим, и больной практически не приходит в сознание, то это состояние называется эпилептическим статусом. Он может продолжаться несколько часов и сопровождаться тяжелыми соматическими осложнениями. В случае неоказания помощи возможен смертельный исход.
Абсанс — кратковременное выключение сознания больного (на 1 -3 сек). В этот период у больного застывший взгляд, он замолкает, прерывает свое занятие, из рук может уронить предмет, который держал, но сам больной не падает. Придя в сознание он продолжает разговор или прерванную работу. Такие приступы могут быть одиночными или возникать сериями.
Существуют и другие разновидности припадков в зависимости от локализации эпилептического очага. Бес судорожные пароксизмы включают в себя сумеречное помрачение сознания, амбулаторные автоматизмы а также периоды мрачного настроения, со злобой, тоской, агрессивными тенденциями в отношении окружающих и себя. Такие состояния возникают без причины или по малейшему поводу. Больные всем недовольны, придираются к близким, издеваются над ними, а также могут причинять боль себе. Периодически может появляться, в виде приступов различной длительности, непреодолимая тяга к алкоголю (дипсомания), к поджогам (пиромания), к перемене мест и бродяжничеству (дромомания).
Эпилепсия ведет к развитию определенного эпилептического слабоумия. Степень изменений личности различна в зависимости от длительности и тяжести заболевания, своевременности и адекватности проводимого лечения, сопутствующих вредностей и заболеваний. Мышление у таких больных становится вязким, обстоятельным. Они не могут отделить главное от второстепенного , переключиться с одной темы на другую, застревают на ненужных деталях. Малейшее нарушение жизненных «принципов» больного окружающими вызывает у него раздражение, гнев и другие реакции протеста. Состояние больного и формирование изменений личности во многом зависит от социальных факторов, от отношения и терпимости к больному со стороны близких, педагогов, сотрудников. При благоприятных условиях и доброжелательном отношении меньше возникает провоцирующих ухудшение состояния моментов.
Эпилепсия известна с древнейших времен. Эпилептические припадки отмечались у многих выдающихся людей, таких, как апостол Павел и Будда, Юлий Цезарь и Наполеон, Гендель и Данте, Ван Гог и Нобель.
Лечение эпилепсии отличается от терапии других заболеваний в связи с особенностями ее проявлений и течения
Эпилепсию классифицируют по ее происхождению и типу припадков. По происхождению выделяют два основных типа: идиопатическую эпилепсию, при которой причину выявить не удается, и симптоматическую эпилепсию, связанную с определенным органическим поражением мозга. Примерно в 50-75% случаев наблюдается идиопатическая эпилепсия.
Важно точно установить тип припадка, поскольку от этого зависит лечение. У некоторых больных возникают припадки разных типов, что требует комбинации лекарственных средств. Каждый человек, перенесший припадок, должен обязательно обратиться к врачу.
Хотя припадки могут наблюдаться при многих заболеваниях и, таким образом, могут быть связаны с ними, истинная причина эпилепсии неизвестна. Исследования показывают, что эта болезнь возникает, когда определенная зона мозга повреждена, но окончательно не разрушена. Именно пострадавшие, но сохранившие жизнеспособность клетки служат источником патологических разрядов, а следовательно, и припадков. Иногда во время припадка возникает новое повреждение мозга, вблизи или в отдалении от прежнего. Так формируются дополнительные эпилептические очаги.
До сих пор неизвестно, почему одно и то же заболевание одного больного сопровождается припадками, а у другого – нет. Еще более загадочно то обстоятельство, что у одних людей, перенесших припадок, он в дальнейшем не повторяется, а у других возникают частые повторные припадки. Важное значение имеет генетическая предрасположенность, однако тип наследования четко не установлен. По-видимому, эпилепсию обусловливает комбинация наследственных и средовых факторов, в том числе перенесенных заболеваний.

ДИССОЦИАТИВНЫЕ РАССТРОЙСТВА, группа психических расстройств, характеризующихся изменениями или нарушениями ряда психических функций -сознания, памяти, чувства личностной идентичности, осознания непрерывности собственной идентичности. Обычно эти функции интегрированы в психике, но когда происходит диссоциация, некоторые из них отделяются от потока сознания и становятся в известной мере независимы. Так, может утрачиваться личностная идентичность и возникать новая, как это происходит в состояниях фуги или множественной личности, либо могут стать недоступными для сознания отдельные воспоминания, как в случаях психогенной амнезии.
Согласно 4му изданию «Диагностического и статистического руководства по психическим и умственным расстройствам», который дает характеристики известных психиатрических и психологических расстройств, синдромов и симптомов, диссоциацией называется «разрыв (разрушение) обычно объединенных функций сознания, памяти, личности или восприятия окружающего мира». Диссоциация может принимать множество форм. Распространенные диссоциативные случаи включают в себя следующие варианты:

Чувство непонимания (ощущение себя или жизненной ситуации нереальными) или чувство разобщенности с окружающим миром.
Диссоциативную амнезию (отделение части воспоминаний от имеющихся).
Изоляцию от аффекта (отделение своих ощущений от осознания).
Воспоминания (когда человек становится настолько погруженным в травмирующие воспоминания, что отделяется от осознания настоящего времени, или, другими словами, от нормального чувства времени).

Более серьезные диссоциативные проявления наблюдаются при диссоциативном личностном расстройстве (также называемом раздвоением личности), когда человек ощущает себя состоящим из множества личностей, каждая из которых в некоторой степени независима от других.

Некоторые из древнейших диссоциативных феноменов связаны с религиозной деятельностью – шаманизмом, вселением «духов», глоссолалией. Помимо этого, у провидцев и медиумов существовало множество способов, с помощью которых они достигали состояния транса или экстаза и индуцировали видения. В повседневной жизни диссоциации различной степени возникают в состоянии мечтательности, рассеянности, невнимательности и при выполнении автоматических действий типа вождения автомобиля. Термин «диссоциация» был предложен в конце 19 в. французским психологом и врачом П.Жане, который заметил, что комплекс идей может отщепляться от основной личности и существовать независимо и вне сознания (но может быть возвращен в сознание с помощью гипноза). В современной психиатрии термин «диссоциативные расстройства» используется для обозначения трех феноменов: возникновения множественной личности, психогенной фуги и психогенной амнезии.

Множественная личность. Состояние множественной личности было описано еще в 1840 врачом, который лечил гипнозом страдавшую болями 11-летнюю девочку и наблюдал появление у нее двух личностей. Впоследствии были описаны различные варианты такого расстройства. Ранее других изучено и чаще всего встречается раздвоение личности, при котором одна личность сменяет другую, причем первоначальная не имеет доступа к воспоминаниям второй, а вторая обладает воспоминаниями обеих. В дальнейшем поступали сообщения о более сложных случаях, в некоторых из них число личностей, возникших в результате расщепления исходной, превышало 100. Обычно же по меньшей мере две личности контролируют поведение пациента, при этом переход из одной в другую происходит практически моментально. Взаимодействия между личностями могут быть очень сложными, в ряде случаев они не знают о существовании друг друга. Личности могут быть разного возраста и пола, очень непохожими и даже противоположными во внешних поведенческих проявлениях.
Хотя данное расстройство обычно начинается в детстве или подростковом возрасте, в силу различных маскирующих симптомов распознается оно часто уже у взрослых людей. Недавние исследования показали, что почти в каждом случае имело место сексуальное или другое насилие.

Психогенная фуга – диссоциативный эпизод, характеризующийся оставлением привычного места проживания и работы и принятием в новом окружении новой личностной идентичности; при этом индивид не способен вспомнить прежнюю идентичность. Классическое описание такого состояния было сделано в 1890 американским психологом и философом У.Джемсом на примере Ансела Бурна. Этот человек внезапно исчез из своего дома в Род-Айленде, и известий о нем не было в течение двух месяцев. Однажды утром в Пенсильвании проснулся человек, называвший себя А.Брауном, и сообщил, что его имя – Ансел Бурн. В конце концов он вернулся в свой дом в Род-Айленде. Бурн не помнил событий этих двух месяцев, но под гипнозом Джемса восстановил детали пережитой фуги. Интересно, что, будучи А.Брауном, он забыл о своей профессии плотника и стал владельцем маленького магазина.
Фуги такого типа крайне редки, они имеют тенденцию возникать под воздействием стресса, вызванного природными катастрофами или травмами военного времени. Выздоровление обычно столь же быстро и неожиданно, как и возникновение фуги.

Психогенная амнезия встречается чаще, чем состояния фуги или множественной личности. При этом типе амнезии внезапно утрачивается память на события, как правило, личностного характера. Объем забытого материала варьирует в широких пределах: в случае четко локализованной амнезии он незначителен, а при глубокой и генерализованной амнезии охватывает всю жизнь человека. Пациенты с глубокой амнезией обычно бесцельно бродят туда-сюда и часто утрачивают ориентацию во времени и пространстве. В отличие от состояний фуги и множественной личности альтернативная личность не возникает. Психогенная амнезия часто связана с психической травмой, обусловленной, например, несчастным случаем с тяжелым исходом, причастностью к жестокому преступлению или какими-то другими ситуациями с угрозой тяжелых телесных повреждений или смерти. Большинство подобных состояний заканчиваются внезапно. Психогенные амнезии отличаются от амнезий, возникших на почве органических поражений мозга, связанных с травмами головы, старением, эпилепсией, злоупотреблением алкоголем или другими Иногда ученые обходят молчанием феномены, вызывающие большой интерес у общественности. В течение многих лет одним из таких феноменов были диссоциативные расстройства. Интерес общества к диссоциативной амнезии и фуге был огромным, научных же исследований в этой области проводилось очень мало. Не привлекало особого внимания исследователей и такое расстройство, как расщепление личности. По сути, диссоциация включает измененное состояние самосознания, при котором человек не сознает, какими должны быть определенные вещи (окружающий мир, чьи-то чувства или воспоминания, неразрывность идентификации). Диссоциация и гипнотические состояния – тесно связаны и делят одни и те же основные неврологические процессы.

Травматическая диссоциация является защитной реакцией, при которой человек изолируется или отстраняется. Она начинается как реакция на невыносимые события, но может стать привычной и происходит в ответ на раздражитель (то есть, импульс, побуждение), который напоминает что-то или символизирует прошлые травмировавшие события. Обычно после подобных состояний человек плохо себя чувствует или может не ощущать ничего вообще. Часто после он не помнит сам импульс, и, таким образом, не имеет понятия о том, что именно привело к такому состоянию.
В течение последних десятилетий столь безразличное отношение ученых стало исчезать. Растущее число сообщений о случаях диссоциативных расстройств, в частности расстройства множественной личности, убедили многих исследователей, что эта проблема действительно существует и может являться причиной серьезных дисфункций. В результате в этой клинической области был отмечен резкий рост количества исследований, ставивших перед собой задачу идентифицировать и понять эти расстройства, а также найти способ их лечения. Исследователи начали предполагать, что эти расстройства могут уходить своими корнями в такие хорошо известные процессы, как научение, зависимое от состояния, и аутогипноз. Но по-прежнему нет законченных теорий, касающихся причин диссоциативных расстройств. Не выработаны до конца и системные лечебные программы. А некоторые клиницисты беспокоятся, что нынешний интерес к диссоциативным расстройствам может расти слишком быстро. Они говорят, что многие диагнозы, ставящиеся в настоящее время, могут быть скорее связаны с возрастающей популярностью этих расстройств, чем с тщательной оценкой симптомов. Разумеется, эта возможность только подчеркивает значимость продолжения исследований.

Общим для многочисленных исследований диссоциативных расстройств и эпилепсии является неизвестность. До сих пор точно не установлена причина этих заболеваний. Методом психоанализа возможно облегчить состояния больного истерией устранив конфликт, но большинство видов эпилепсии и диссоциативных расстройств лечению методами традиционной медицины не подаются. Вероятнее всего причина этих заболеваний в изменениях мозга, но это не то «серое вещество» которое пытаются изучить нейрохирурги и иже с ними, а той субстанции которую нельзя увидеть простым глазом и потрогать руками. Это изменение на уровне тонких тел человека и энергетических центров или чакр, соединяющих эти тела. Однако и здесь нельзя однозначно сказать от какой конкретно чакры зависит заболевание эпилепсии или диссоциативными расстройствами. Мы можем предполагать, что эти заболевания связаны с нарушениями работ третьей, пятой и шестой чакр. Третья чакра влияет на солнечное сплетение (или наоборот?), пятая чакра связана с кармическим телом, шестая чакра непосредственно влияет на работу мозга и гипофиза. И если с третьей и пятами чакрами мы работаем, то шестая (Аджна, или «третий глаз») для нас закрыта, а ведь именно она отвечает за психическое здоровье человека. Остается только надеяться, что в будущем при помощи космоэнергетики и ее информационных каналов человечество научится лечить все заболевания в сфере мозга.

инфо

Комментарии закрыты.