Дек

22

Пусковыми факторами в развитии психосоматических заболеваний наиболее часто становятся следующие психосоциальные стрессоры: социальная неустроенность, изменение социального статуса, урбанизация, географическая и социальная мобильность, неблагоприятная ситуация трудовой занятости, недовольство работой, драматические жизненные события (потеря близких, скорбь, отчаяние, депрессия и безнадежность). Выраженность реакции пациента на психосоциальные стрессоры зависит от того, какое значение он придает событию, от умения адекватно реагировать и переживать стресс, от его адаптационных возможностей. Доказано, что учащение заболеваемости всегда происходит при изменении эмоционального равновесия пациентов, когда они воспринимают свою жизненною ситуацию как неудовлетворительную, угрожающую, невыносимую, конфликтную и не в состоянии самостоятельно справиться с ней.
* Болезнь – это не чисто физическая проблема, это проблема всего человеческого существа, состоящего не только из его тела, но разума и эмоций. Эмоциональное и интеллектуальное состояние играет существенную роль как в восприимчивости к болезням, включая рак, так и в избавлении от них. Активное и позитивное участие пациентов может повлиять на ход болезни, результаты лечения и качество их жизни.

Науке известны случаи самоизлечения от опухоли.

* Хотя в некоторых случаях можно сказать, что он или она «хотели» заболеть, обычно психосоматические заболевания возникают в результате действия бессознательных процессов. Одним из достижений современной медицины является растущее в последнее время понимание того, что человек способен научиться управлять психическими процессами, влияющими на широкий спектр физических процессов. Повлияв на психику, можно заставить организм снова выздороветь.

Подробнее о взаимосвязи конкретных болезней и психологических предпосылках можно посмотреть Таблицу: «Заболевания человека и их психологические предпосылки»

Психологические предпосылки раковых заболеваний. Результаты исследований.

Рак свидетельствует о том, что где-то в жизни человека имелись нерешенные проблемы, которые усилились или осложнились из-за серии стрессовых ситуаций, произошедших в период от полугода до полутора лет до возникновения рака. Типичная реакция онкологического больного на эти проблемы и стрессы заключается в ощущении своей беспомощности, отказа от борьбы. Эта эмоциональная реакция приводит в действие ряд физиологических процессов, которые подавляют естественные защитные механизмы организма и создают условия, способствующие образованию атипичных клеток.

* Люди обратили внимание на связь рака с эмоциональным состоянием человека уже более двух тысяч лет тому назад. Можно даже сказать, что как раз пренебрежение этой связью является относительно новым и странным. Почти два тысячелетия тому назад, во II веке нашей эры, римский врач Гален обратил внимание на то, что жизнерадостные женщины реже заболевают раком, чем женщины, часто находящиеся в подавленном состоянии. В 1701 г. английский врач Гендрон в трактате, посвященном природе и причинам рака, указывал на его взаимосвязь с «жизненными трагедиями, вызывающими сильные неприятности и горе».

* Одно из лучших исследований, рассматривающих связь эмоциональных состояний и рака, описано в книге последовательницы Карла Юнга Элиды Эванс «Исследование рака с психологической точки зрения», предисловие к которой написал сам Юнг. Он считал, что Эванс удалось разрешить многие тайны рака, включая непредсказуемость течения этого заболевания, то, почему болезнь иногда возвращается после долгих лет отсутствия каких-либо из ее признаков и почему это заболевание ассоциируется с индустриализацией общества.

* Основываясь на обследовании 100 больных раком, Эванс делает вывод, что незадолго до начала развития болезни многие из них утратили значимые для них эмоциональные связи. Она считала, что все они относились к психологическому типу, склонному связывать себя с каким-то одним объектом или ролью (с человеком, работой, домом), а не развивать собственную индивидуальность. Когда этим объекту или роли, с которыми человек себя связывает, начинает угрожать опасность или они просто исчезают, то такие пациенты оказываются словно наедине с собой, но при этом у них отсутствуют навыки, позволяющие справляться с подобными ситуациями. Для онкологических пациентов свойственно ставить на первое место интересы окружающих. Кроме того, Эванс полагает, что рак – это симптом наличия в жизни больного неразрешенных проблем. Ее наблюдения были подтверждены и уточнены рядом более поздних исследований.

* На основе анализа психологических аспектов жизни раковых больных, выделяют в них четыре основных момента.
1) Юность этих пациентов была отмечена чувством одиночества, покинутости, отчаяния. Слишком большая близость с другими людьми вызывала у них трудности и казалась опасной. В длительных исследованиях установлено, что яркой особенностью людей, впоследствии заболевших раком, было глубокое переживание ими отсутствия близости с родителями. Они редко проявляли сильные чувства и обычно были в плохом настроении. Другим вариантом была ранняя утрата значимого близкого, являющегося объектом глубокой привязанности и любви;
2) В ранний период зрелости эти пациенты либо установили глубокие, очень значимые для них отношения с каким-то человеком, либо получали огромное удовлетворение от своей работы. В эти отношения или роль они вкладывали всю свою энергию, это стало смыслом их существования, вокруг этого строилась вся их жизнь. Типичный раковый больной очень часто культивирует исключительные отношения только с одним человеком, игнорируя внешние контакты. Он охотно жертвует собой для родителей, детей или супруга. Он вкладывает в эти отношения всего себя и готов вынести все, лишь бы не потерять партнера.
3) Затем эти отношения или роль исчезли из их жизни. Причины были самые разные – смерть любимого человека, переезд на новое место жительства, уход на пенсию, начало самостоятельной жизни их ребенка и т.п. Сохранение зависимости от значимого другого (со-зависимость, инфантильность, личностная незрелость). В результате снова наступило отчаяние, как будто недавнее событие больно задело не зажившую с молодости рану. Черта онкологических больных, подтвержденная многими учеными, состоит в том, что уже до заболевания они были подвержены чувствам безнадежности и беспомощности. Часто рак свидетельствует о том, что где-то в жизни человека имелись нерешенные проблемы, которые усилились или осложнились из-за серии стрессовых ситуаций, произошедших в период от полугода до полутора лет до возникновения рака. Типичная реакция онкологического больного на эти проблемы и стрессы заключается в ощущении своей беспомощности, отказа от борьбы. Отмечено так же, что лейкемия и рак лимфатических узлов обычно развиваются в тех случаях, когда пациент сталкивается подряд с несколькими утратами, приводящими его в психологическое состояние отчаяния и безнадежности.
4) Одной из основных особенностей этих больных было то, что их отчаяние не имело выхода, они переживали его «в себе». Они были не способны излить свою боль, гнев или враждебность. Их характеризует неспособность открыто выражать враждебные чувства, отреагировать свою боль. Многим онкологическим больным бывает трудно выражать отрицательные чувства. Они испытывают необходимость всегда казаться хорошими. Окружающие обычно считают онкологических больных необыкновенно хорошими людьми. Внешне может показаться, что им удается приспособиться к постигшему их несчастью. Они продолжают изо дня в день выполнять свои обязанности, но жизнь уже потеряла для них свой «вкус», из нее ушли энергия и смысл. Создается впечатление, что ничто больше не удерживает их в этой жизни.

* Посмотрите по ссылке, как К. Саймонтон и С. Саймонтон описывают психологический процесс, способствующий возникновению рака.

* С. Бансон, выступая с докладом на конференции Нью-Йоркской академии наук, отмечает, что существует явная связь между образованием рака и следующими состояниями: угнетенное состояние; депрессия; отчаяние; утрата объекта.

* Х. Вот, выступая в фонде Меннингера, заключает, что рак: появляется после утраты незаменимого объекта привязанности; появляется у тех людей, кто находится в угнетенном состоянии; появляется у тех людей, кто страдает тяжелой формой меланхолии.

* Бартроп (1979) – обнаружил, что у овдовевшего супруга отчетливые нарушения в иммунной системе проявляются уже через пять недель с момента смерти партнера.

* Группой исследователей из Рочестера доказано, что заболевают раком преимущественно люди, страдающие: стрессом, причем они не в состоянии принять его; чувством беспомощности или чувством покинутости; утратой или угрозой потерять исключительно ценный источник удовлетворения.

* В ряде работ отечественных психологов исследован «психологический профиль онкологического больного». Было выяснено, что у многих пациентов наблюдаются следующие черты: доминирующая детская позиция в коммуникации; тенденция к экстернализации локуса контроля (всё зависит от внешних обстоятельств, я ничего не решаю); высокая формальность нормативов в ценностной сфере; высокий порог восприятия негативных ситуации (долго будут терпеть; цели, связанные с самопожертвованием); собственные потребности они или вообще не воспринимают, или игнорируют их. Выразить свои чувства им очень сложно. При этом чаще всего в семье обнаруживалось присутствие доминантной матери. Раковые больные обнаруживали признаки, указывающие на разочарование, пустоту и чувство, будто они отделены от других людей стеклянной стеной. Они жалуются на полную внутреннюю опустошенность и выжженность.

Исследования доктора Хаммера.

Любые психические и физические заболевания инициируются эмоциональными потрясениями, которые имели место в недавнем прошлом или даже в далеком детстве. Чем больший негативный заряд имеет критическая ситуация, тем большую потенциальную опасность это представляет. Негативный потенциал эмоциональной травмы в инициировании различных заболеваний основан на «замораживании» эмоций в нашей памяти, поскольку эмоции «хранятся» в теле. «Замороженные» в теле эмоции способны создавать функциональные (не физические) связи, которые тормозят нормальное прохождение нервных импульсов в организме и препятствуют нормальной работе нейронной сети.
Значительный вклад в изучение связей эмоций и здоровья внес немецкий онколог доктор Хаммер. Он исследовал более 10000 случаев и выяснил, что буквально во всех из них первые признаки заболевания раком появлялись через один – три года после эмоциональной травмы. Хаммер описывает эмоциональный травматический опыт, обычно предшествующего раку: «… ты изолируешь себя и не пытаешься поделиться своими эмоциями с другими. Ты печален, но никому не рассказываешь о том, что тебя мучает. Это полностью изменяет твою жизнь – ты никогда уже не станешь прежним…».
Поскольку почти каждая зона мозга связана с определенным органом или областью тела, в результате, в определенном месте тела возникает повышенный (или пониженный) тонус мышц и кровеносных сосудов. В своей работе Хаммер выявил четкое соответствие между типом психологической травмы, локализацией «замкнутого контура» в мозге и локализацией опухоли в теле.
Эмоции, пойманные в ловушку, начинают травмировать мозг в определенной зоне, аналогично легкому инсульту, а мозг начинает посылать неадекватную информацию в определенную часть тела. В результате в этой зоне ухудшается кровообращение, что ведет, с одной стороны, к плохому питанию клеток, а с другой, – плохому удалению продуктов их жизнедеятельности. В результате в этом месте начинает развиваться раковая опухоль. Тип опухоли и ее расположение однозначно зависят от типа эмоциональной травмы. Скорость роста опухоли зависит от силы эмоциональной травмы. Как только происходит такое, в соответствующей зоне мозга появляется отек (в том месте, где пойманы в «ловушку» эмоции), который легко можно наблюдать на компьютерной томограмме. Когда отек рассасывается, рост опухоли останавливается и начинается исцеление.
Иммунная система из-за травмы мозга не борется с раковыми клетками. Более того, раковые клетки в этом месте даже не распознаются иммунной системой. Отсюда вытекает, что ключевым моментом для полного исцеления от рака является лечение, прежде всего, мозга. Хаммер считает, что психические травмы, полученные в детстве, не могут являться причиной рака. Согласно его исследованиям, источник всегда находится в пределах 1-3 года до начала заболевания. Однако, важно понимать, что ранние травмы «прокладывают дорогу» для более поздних, как бы обучая мозг специфическому реагированию. Для лечения Хаммер использовал традиционные психологические методы работы с травмами.
Полностью предотвратить возвращение симптомов заболевания помогает работа именно с первоначальным (как его еще называют – корневым инцидентом). Эмоциональная травма, лежащая в основе онкологического заболевания, может быть для постороннего взгляда весьма незначительной. Все зависит от тех специфических сдвигов в психике человека, которые негативное событие производит, и от личной истории – имеется ли в нервной системе след от цепи аналогичных переживаний, к которому данный инцидент может присоединиться.

инфо

Комментарии закрыты.