Июл

13

Общим для трансперсональной терапии и для психосинтеза являются духовный и трансперсональный акцент, концепции сверхсознания и коллективного бессознательного и понятие о том, что определённые состояния, в настоящее время считающиеся психотическими, правильнее рассматривать как духовный кризис, в котором заложена возможность роста и трансформации личности (Assagioli, 1977). Очень сходна также концепция обретения контроля над различными аспектами психики путём их полного переживания и отождествления с ними.
Основные различия между двумя подходами заключаются в отношении к тёмным и болезненным аспектам личности. Позиция Ассаджиоли в отношении творческого, сверхсознательного и лучезарного потенциала психики, непосредственная конфронтация с её тёмными сторонами – как бы они ни проявлялись в процессе самоисследования – благотворна для исцеления, духовного раскрытия и эволюции сознания. И наоборот, односторонний акцент на светлой, беспроблемной и радостной стороне жизни небезопасен. Такая позиция может использоваться для подавления «тени» и отказа от неё, хотя она затем может проявляться в менее привычных формах и обличиях или исказить процесс духовного развития. Конечным результатом могут быть различные отклонения от истинной духовности, начиная с неубедительной, напыщенной карикатуры на духовную личность и кончая тиранией и контролированием других во имя трансперсональных ценностей. Предпочтительней, по-видимому, подходить к самоисследованию в духе «трансцендентального реализма», будучи готовым встретиться со всеми аспектами собственной психики и Вселенной в их диалектическом и взаимодополняющем взаимодействии противоположностей.

Как в юнгианском анализе, в психосинтезе основное внимание уделяется эмоциональным, перцептуальным и познавательным аспектам процесса и так же отсутствует адекватное признание биологических компонентов. Сосредоточившись на символическом языке психики, представители этого направления игнорируют тот трансперсональный опыт, который является непосредственным отражением специфических элементов феноменального мира. В некоторых из субличностей, – которые в упражнениях по фантазированию могут принимать вид более или менее абстрактных интрапсихических структур, – по ходу самоисследования с использованием психоделических препаратов или контролируемого дыхания и музыки, можно увидеть отражения подлинных древних, филогенетических, расовых и реинкарнационных матриц или аутотентичный опыт вхождения в сознание других людей, животных и иных составляющих феноменального мира. Таким образом, индивидуальная психика не только шутя комбинирует человеческие, животные или природные символические формы, но, по-видимому, также способна получать голографически записанную информацию обо всём феноменальном мире – о его настоящем, прошлом и будущем.

Одним из крупнейших достижений Мэслоу является проведённое им исследование опыта индивидов, у которых были спонтанные мистические или, как он их назвал, «пиковые» переживания (Maslow, 1964). В традиционной психиатрии к любому мистическому опыту обычно относились, как к серьёзной психопатологии.

инфо

Комментарии закрыты.