Июл

3

Родители лгут очень часто, и это столь распространенное явление, что едва ли его можно считать патологией. Родители лгут почти инстинктивно, иногда даже не отдавая себе в этом отчета, и обычно не считают, что совершают нечто дурное. Обманывают как по пустякам, так и всерьез. Мы почти готовы утверждать, что родители почти систематически лгут, если речь заходит о чем-то серьезном.  Происходит это по разным причинам: от безобидной фабулизации до настоятельного желания обмануть ребенка – или потому, что хочется скрыть свои просчеты и ошибки, или потому, что реальность слишком, по их мнению, сурова.
Начать обманывать родители могут по любой причине, иногда просто пустяковой: например, хочется выглядеть лучше в глазах своих детей; утешиться в этом вранье, поскольку любые иллюзии насчет себя уже потеряны; приукрасить реальный мир, до оценки прелести которого сами родители еще не созрели, и т.д.
Им кажется, что ложь подобного типа не слишком ужасна, сами родители понимают, что лгут, и обычно в подобных случаях лучше постараться их не уличать во лжи и не смущать.
Например, кажется не столь удачным с педагогической точки зрения тот выход из подобного положения, который придумали две маленькие девочки. Отец девочек то и дело приводил себя в пример, говоря, что слыл весьма хорошим учеником в школе. Рассердившись на отца за его настойчивость, малышки предприняли некоторые розыски и обнаружили, в конце концов, старые школьные дневники отца, причем оценки в них были куда как менее блестящи, чем те, которые он придумывал для детей. ‘ Девочки не без злого умысла и удовольствия постарались обнаружить малолестные замечания, которые некоторые преподаватели записывали в дневнике. Конечно, они добились своего: отец не проронил больше ни слова по поводу своих фантастических школьных успехов. Однако поступок девочек кажется тем более неловким, что речь шла об их приемном отце, который обожал девочек так же, как их мать, и использовал все возможное для укрепления своего еще слабого авторитета.
Другие родители придумывают какие-нибудь сказки, и весьма поэтические: про Рождество, Деда Мороза, мышат, которые коллекционируют молочные зубки детей, и прочих воображаемых персонажей. Это мило, говорится без всякого умысла и обычно всем нравится. Но мы, однако, не склонны считать такую ложь столь уж безобидной: родители лгут, выдумывают, потому что боятся высказать свое мнение, и заставляют награждать или наказывать воображаемых героев вместо себя.
Если ребенка волнует физическое и духовное здоровье его родителей, то он не должен соглашаться на подобные уловки.
Иногда родительская ложь представляет собой настоящую фальсификацию семейной истории. Происходит это либо из-за того, что родители хотят скрыть то, что они считают своими ошибками или слабостями, или же им хочется приукрасить прозаическую реальность.     В некоторых случаях речь идет даже о безуспешной попытке исправить то искажение действительных фактов, от которого сами родители когда-то страдали, будучи детьми, и они придумывают новую ложь, наивно полагая, что таким образом исправят последствия первой. Подобная ложь вызывается тщетной надеждой, что достаточно внести некие изменения в повествование о событиях для того, чтобы последствия этих событий могли быть предотвращены.
Нам кажется, в подобном случае ребенок не должен скрывать своей любви к родителям, но обязан проявить твердость. Ни в коем случае он не должен позволять – если есть, конечно, такое средство – фальсифицировать историю семьи. Ребенок ответственен перед всеми поколениями семьи – не стоит этого забывать.
Приведем в качестве примера столь часто встречающийся случай: приемные родители хотели скрыть, что они не родные, и это кажется им недостатком. И если ребенок не поможет родителям, связь его с ними будет прервана, а родительская ложь может иметь последствия даже в жизни будущих поколений.
Как мы уже говорили, родители лгут тем охотнее, чем серьезнее проблема. Они почти всегда нечестны, когда говорят о деньгах, политике, религии, всегда (за редким исключением), когда речь заходит о взаимоотношениях полов, анатомическом строении и вообще о физиологии. Когда же в таких случаях они отваживаются на правду, то не из-за уважения к ней, а исключительно из политических соображений.
И если ребенок считает, что необходимо все же оздоровить семейную атмосферу, приступать к этому процессу он должен с большой осторожностью. Ему никогда не надо давать родителям понять, что он готов выслушать правду. Ребенку самому необходимо выбирать время для этого откровения и лучше довериться родительскому любопытству.
Одним из самых захватывающих сюжетов во взаимоотношениях между родителями и ребенком является сюжет, посвященный вопросу, каким образом «делаются дети». Если знания детей на эту тему неполные или неточные, то родительские, бывает, изумляют своей наивностью. Действительно случается, что ребенок путает вход в вагину с мочеиспускаю-щим каналом, но родители доходят до изобретения магазинов, где покупаются дети, капусты и розовых кустов, где их находят, или аистов, которые их приносят и кидают в каминные трубы.
Что же до родителей, которые допускают, что ребенок находится у матери в животе, то уж для объяснения, как дети туда попадают и как оттуда выбираются, они прибегают к потрясающей изобретательности.
Приведем здесь одну историю, которая слишком красива, чтобы быть правдой, она, как и все те, что мы здесь приводили, абсолютно правдива.
Мать привела семилетнего мальчика к психотерапевту – причина их визита была совершенно незначительна. Во время консультации молодой психотерапевт, наивный и усердный, спрашивает у матери, знает ли уже мальчик, как появляются дети. «Я все ему объяснила», – категорически заявила мать.
Психотерапевт, необладающий еще большим опытом, продолжает настаивать: «Все – это что именно?»
- «Ну, я объяснила ему, что ребенок находится в сердце матери». – «Ну а как он оттуда выбирается?»
- спросил врач. «В больнице. Доктор разрезает сердце и вынимает оттуда ребенка». – «Хорошо, но как он туда попадает?» – «Его туда кладет Иисус. А вообще, знаете, у детей бывают весьма странные фантазии. Мой сын спросил меня, не обидится ли на Иисуса папа?»
Мать вроде бы ничего не поняла и не схватилась за соломинку – весьма, впрочем, крепкую, – которую протягивал ей сын для того, чтобы она смогла выбраться из той трясины лжи, куда сама попала. Однако, ребенок этот был прав, когда не торопился с разоблачениями: с юмором, тактом и терпением он дал понять, что все понимает, но при том не перешел границ материнского понимания. Даже в том случае, если слова его не возымели мгновенного результата, но все равно они постепенно дойдут до их адресата.
Итак, мы говорим, что родительская ложь зачастую мотивирована самыми лучшими чувствами и доброй волей. Родители стараются приукрасить картину мира, представляемую своим детям, действуя в зависимости от их собственных упрощенных понятий об этом мире.     Им кажется, что в их выдуманном, сказочном мире одинокое вызревание ребенка на капустной грядке или опасное путешествие под облаками в клюве, абсолютно неприспособленного для проведения подобных мероприятий аиста, гораздо более интересное и надежное объяснение появления на свет ребенка, чем физический и чувственный союз мужчины и женщины, преисполненный страсти, удовольствия, нежности и всего прочего.
Родители не понимают весомости правды. Именно поэтому они иногда обращаются к правде в политических целях.
Одна маленькая девочка попробовала преподать родителям урок глубочайшего уважения к чувству, которое может вызвать правда, прибегнув при этом исключительно к духовным средствам. Ее родители, психоаналитики с солидным научным образованием, решили, как только представится случай, все объяснить дочке о зачатии ребенка, его росте и рождении. Итак, лет в пять девочка заслужила право на выслушивание умной, ясной и хорошо составленной лекции о том, откуда появляются дети.
Родители, по крайней мере, были уверены, что лекция оказалась именно такой. Девочка озадачилась неким смещением акцентов в этом повествовании и решила ничего не выяснять до получения более исчерпывающей информации. Однажды, вернувшись из школы, она позвала родителей к себе в комнату, чтобы как следует их отчитать за то, что они сочли возможным наговорить ей всякую дребедень про маленькие клеточки и странные положения тел. Учительница им только что все объяснила: в огороде есть капуста, и вот, когда кочан готов, надо его раскрыть.
В заключение приведем хорошо известную пословицу: «Устами младенца глаголет истина». В ней прекрасно выражена вся та надежда, которую родители возлагают на ребенка, чтобы тот помог им выбраться из их мира навязчивых идей, лжи и сказок и обрести под ногами твердую почву реальности. Не нужно детей разочаровывать.

ПРИЕМНЫЕ РОДИТЕЛИ

Приемные родители всегда трудные родители, поскольку пережили или продолжают переживать травму.
Некоторые из них неспособны к совместному проживанию, или же их способность к нему весьма снижена, либо вследствие какого-нибудь несчастного случая, либо болезни, либо из-за такого нежелания, которое причиняет им самим большие страдания, но сами они не могут нежелание это определить. Из-за этого часто испытывают очень тягостное чувство одиночества. Некоторые из них ищут выход, делая из себя приемных родителей.
Ребенок, который расположен принять чужих ему родителей, должен учитывать, что он собирается взять на себя ответственность за людей, беспокойных и незащищенных из-за их неспособности стать настоящими родителями. Они подозревают – иногда неоправданно, – что их сперматозоиды и яйцеклетки либо слишком робки, либо некомпетентны. Но чаще всего эти люди просто страдают мизантропией.
В действительности таким родителям скорее нужно лечение, а не педагогические приемы их детей.
Таких родителей надо вылечить от их страхов, чувства вины, заниженной самооценки и одиночества.
Приведем пример успешного лечения. Молодые супруги, захотевшие усыновить ребенка, имели все основания сомневаться друг в друге. Родители будущего приемного отца имели отрицательный резус-фактор и несовместимость крови, и это весьма их мучило. Страхи в семье не прошли и после рождения будущего приемного отца, и после рождения его сестренки, хотя дети имели отличное здоровье. Родители смотрели на них как на чудом избежавших катастрофы. Мальчик, будущий приемный отец, о котором мы говорим, женился на девушке, которая в свое время была токсикоманкой, тяжело это переживала и боялась, что последствия этого эпизода ее жизни могут сказаться на потомстве. Поразительно, но эта пара также имела несовместимость крови.
Как они ни старались и ни делали, но ничего не помогало: детей у них не было. Тогда они решили кого-нибудь усыновить. Они настолько потеряли веру в жизнеспособность их рода, что сначала решили взять темнокожего ребенка, а за ним и азиата. Детям приемные родители понравились, оба мальчика решились предпринять попытку совместной с этими людьми жизни. И через четыре года их ждал настоящий успех. Нежелание их приемных родителей мотивировалось главным образом страхами и незащищенностью, а детям удалось вылечить их от страхов, причем проявили они много любви и расположения к родителям. Дети часто обнимали их, искали физического контакта. Мать смогла восстановить веру в себя, и ребенок, уже теперь их собственный, счел возможным поселиться в теле женщины и развиваться в комфорте и спокойствии. В конце концов, он родился в семье, которая была полностью подготовлена принять его, и теперь, судя по всему, у всех троих детей практически нет никаких неприятностей с родителями – разве только самая малость.
Эта история прекрасно закончилась. Однако не всегда все заканчивается так хорошо.
Некоторых приемных родителей настолько травмирует факт усыновления – они испытывают чувство вины и собственной никчемности, – что начинают отрицать очевидное. Они говорят и ведут себя так, как будто они родные. Конечно, в глубине души они знают, что это неправда. Невозможно совершенно вытеснить воспоминание обо всем, что им пришлось предпринять для усыновления ребенка, задачей которого становится постепенно вернуть родителям память. Он может начать с придуманных историй, потом настанет очередь иллюзий, потом – каких-то замечаний мимоходом. Ляпсусы-оговорки тоже весьма неплохи, чтобы вернуть родителям память.         Ребенку ни в коем случае сразу же нельзя говорить о том, что до этих родителей у него, возможно, были другие, так как подобная бестактность в дальнейшем может скомпрометировать отношения доверия, которые жизненно необходимы приемным родителям.               Упоминание о настоящих родителях должно появиться только в конце лечения, когда внутренний мир приемных родителей будет восстановлен в своей целостности и стабилизируется. Во время же такой реструктуризирующей терапии лучше успокаивать родителей, утверждать их ценность, но не сюсюкать с ними. Приемные родители чрезмерно чувствительны и тут же распознают любые поползновения относиться к ним иначе, чем ко всем остальным.
Случается, однако, несмотря на все предосторожности, предпринятые в момент усыновления или удочерения, несмотря на все методы терапии, что приемные родители – или один из них – лечению не поддаются. Они настолько бессильны перед проблемой вхождения в предложенную им семью, что вместо того, чтобы расслабиться, начинают психовать еще больше, становятся требовательными и сверхкритичными по отношению к ребенку: они хотят снять с себя вину и проецируют на ребенка все то, за что упрекают себя сами. Берет верх их скрытое нежелание создать семью, и их дом постепенно становится таким же негостеприимным, как их тело. Некоторые доходят до настоящей паранойи, упрекают ребенка в том, что он их предал, эксплуатирует, преследует. Бывает, что такие родители становятся и опасны. В этом случае возможно только одно решение: нужно разъехаться с родителями для их же собственного блага, и чем скорее, тем лучше. Можно, в конце концов, им посоветовать завести кошку или собаку, или – в самом худшем случае – канарейку или золотую рыбку, – пусть теперь таких родителей «уродителят» домашние звери.
Жанна Ван Ден Брук

инфо

Комментарии закрыты.