Июн

15

Еще недавно чужое слово — «психоанализ» — завоевывает российские просторы с удивительной быстротой. Однако, как и в других сферах нашей жизни, среди специалистов часто попадают дилетанты. Попытаемся разъяснить: как их отличить и вообще, что такое психоанализ?

Психоанализ это:

Метод лечения, и в настоящее время почти все психоаналитики являются врачами. Они пытаются снять симптомы пациента, освободив его от ненужных сомнений, неоправданного чувства вины, мучительных самообвинений, ложных суждений и неразумных порывов.
Метод научного наблюдения и изучения личности, а в особенности ее желаний, импульсов, мотивов поступков, сновидений, фантазий, травм раннего развития и эмоциональных расстройств.
Система научной психологии, то есть наблюдения и представления психоанализа можно использовать, пытаясь предсказать человеческое поведение и исход человеческих отношений, таких как брак, социальные отношения и отношения между родителями и детьми.

Как проводится психоанализ

Процесс психоанализа, состоящий в изучении и реорганизации личности, делается для того, чтобы индивид мог хранить свои напряжения благоразумнее и с наименьшими затруднениями, пока не придет время их снять, а если снятие напряжений дозволено или требуется ситуацией, мог бы выражать их свободно и без чувства вины.
Психоанализ стремится к этим целям, изучая напряжения бессознательного, открывая пути снятия напряжений, когда это осуществимо, и приводя их, насколько возможно, под контроль сознания. Чтобы полностью провести этот процесс, он должен длиться, по меньшей мере, год и составлять 3—4 сеанса в неделю продолжительностью около часа. Полный психоанализ — всегда продолжительный процесс.
Надо сделать бессознательное сознательным. Для этого пациент укладывается обычно на кушетку, а аналитик садится у него в голове, чтобы быть вне поля зрения. Благодаря этому психика пациента может работать не отвлекаясь: он не видит лица врача, его не тревожат возможные реакции врача на то, что он говорит. Поток его мыслей не нарушается, так как, если бы он знал, что понравилось или не понравилось аналитику, то стал бы, как правило, регулировать свои высказывания в соответствии с этим.
Применяется так называемый метод свободных ассоциаций. Это значит, что свободное выражение свободного течения представлений не сдерживается и не меняется обычной цензурой сознания: сознанием, идеалом эго (вежливость, стыд, самоуважение), сознательной совестью (религия, воспитание и другие принципы) и сознательным эго (чувство порядка, проверка действительности, сознательное стремление к выгоде). Дело в том, что для аналитика важнее всего как раз те вещи, о которых пациент не стал бы говорить. Именно те предметы, которые кажутся пациенту неприличными, грубыми, несущественными, надоедливыми, тривиальными или нелепыми, часто привлекают особое внимание аналитика.
В состоянии свободной ассоциации психика пациента часто переполняется желаниями, чувствами, упреками, воспоминаниями, фантазиями, суждениями и новыми точками зрения, и все это возникает на первый взгляд в полном беспорядке. Однако вопреки кажущейся путанице и бессвязности, каждое высказывание, и каждый жест имеют свое значение. Час за часом, день за днем из беспорядочной паутины мыслей начинают выявляться значения и связи. В течение длительного периода постепенно могут развиться некоторые центральные темы, относящиеся к ряду неудовлетворенных с раннего детства, давно похороненных в подсознании и недоступных сознательному распознаванию напряжений, которые и составляют основу структуры личности пациента, источник всех его симптомов и ассоциаций. Пациент во время анализа может ощущать, будто он перескакивает от одного предмета к другому без какой-либо закономерности и причины, а часто он затрудняется или вовсе не в состоянии увидеть связывающие их нити.
Здесь и проявляется искусство аналитика: он вскрывает и указывает напряжения, лежащие в основе этих по видимости разрозненных ассоциаций, вызывающие и связывающие их воедино.
Главная работа аналитика в некотором смысле состоит в том, что он каждый раз указывает пациенту, когда тот себя обманывает. Поэтому врач должен все время сохранять самокритическую позицию, исключающую какие-либо проявления симпатии и негодования к пациенту, что не дало бы тому возможность обманывать врача и самого себя.
Цель анализа не в том, чтобы вызвать у пациента ощущение благополучия, пока он находится под надзором врача, а в том, чтобы сделать его способным справляться со своими проблемами независимо от врача в течение долгих лет дальнейшей жизни. Пациент приходит к аналитику в поисках понимания, а не моральных приговоров. Врач остается нейтральным к интересам пациента, но это не обязательно означает, что он бессердечен. Анализ не делает пациента зависимым от врача. Напротив, намеренно прилагаются усилия, чтобы этого избежать, анализируя и тщательно устраняя именно эту связь (отношение между врачом и пациентом) с тем, чтобы пациент стал свободным индивидуумом, независимым и способным стоять на своих собственных ногах. Это и является целью анализа.
Теперь читателю должно быть ясно, что вопреки распространенному представлению высказывания салонного психолога или даже профессионального психиатра, останавливающего на ком-нибудь пронзительный взгляд и изрекающего: «Ну, так ведь вы интроверт!» — это не психоанализ. Психоанализ — это весьма специальный и определенный метод наблюдения и терапии, который занимает очень много времени.

Что происходит во время анализа?

Во время анализа пациент склонен постепенно нагружать образ аналитика энергией неудовлетворенных желаний подсознательного, накопившейся у него с младенческих лет. Когда она сосредотачивается на одном образе, ее можно изучить и перераспределить, а напряжения можно отчасти снять, анализируя образ аналитика, сложившийся у пациента. На обычном языке это означает, что у пациента может вскоре сложиться весьма эмоциональное отношение к аналитику. Поскольку в действительности он знает о враче очень мало, то должен вести и чувствовать себя в соответствии с образом, созданным им самим. Аналитик в течение всего лечения остается нейтральным, представляя собой для пациента немногим более чем руководящий голос. Поскольку нет разумных оснований любить или ненавидеть нейтральную личность, чувства, бурлящие вокруг образа аналитика, должны быть вызваны не им, а другими людьми. Пациент использует аналитика с его согласия и под его наблюдением в качестве «козла отпущения» за напряжения, которые он не может разрядить на их подлинные объекты. Он переносит свое либидо (любовь) и мортидо (агрессию) с этих объектов на образ аналитика. По этой причине установка пациента по отношению к аналитику называется перенесением. Можно выразить это иначе: в течение анализа пациент пытается в некотором смысле завершить неоконченные дела своего детства, используя аналитика в качестве заместителя своих родителей с тем, чтобы в дальнейшем посвятить большую часть своей энергии делам взрослого человека.
Конечно, попытка эта никогда полностью не удается. Пациенту приходится сдать свои оборонительные укрепления, старательно воздвигнутые на протяжении долгих лет, и встретиться в открытой схватке с неприятными и неприемлемыми импульсами своего подсознательного. Он готов пойти на это ради выздоровления, из-за денег, которые он платит, и ради одобрения аналитика. Иногда это неловкое, горестное и мучительное переживание, в других же случаях — уютное безопасное общение с врачом. Такое ощущение уюта в сочетании с подсознательным, а позднее и сознательным нежеланием пациента расстаться со своими «старыми друзьями» — своими симптомами, вниманием людей и другими выгодами, которые он может из них извлекать, действует на лечение как тормоз. Как только возникает такое нежелание или, как его называют, сопротивление, аналитику приходится посвятить ему немало внимания, иначе анализ никогда не приведет к цели.
Аналитик стремится не просто назвать эмоции, но и изменить их. Это лечение словами, поскольку это наилучший способ, которым пациент может выразить свои чувства перед самим собой и перед врачом. Если он выражает их другими способами, например жестами и движениями, то слова остаются все же наилучшим путем разъяснить их смысл и происхождение. При этом важны чувства и что с ними происходит, а вовсе не ученые слова, служащие для их описания.

Кто должен подвергнуться психоанализу?

Первоначально психоанализ был разработан главным образом для лечения неврозов. Со временем обнаружилось, что он приносит пользу не только очевидным невротикам, но и многим другим. Что касается «нормальных» людей, то они подвергаются психоанализу сплошь и рядом.
Многие вполне уравновешенные психиатры подвергались и подвергаются анализу для учебных целей. Многие социальные работники и психологи также проходят через анализ, чтобы лучше научиться понимать людей, и сотрудничать с психоаналитиками в лечении других. Несмотря на расходы и трудности, молодые люди с ограниченными заработками идут на это, поскольку большинство этих «нормальных» людей рассматривает анализ как превосходное капиталовложение, которое поможет им стать разумнее, счастливее и производительнее работать. У каждого есть неудовлетворенные напряжения, накопившиеся с младенческого возраста, и независимо от того выражаются ли эти напряжения открыто невротическими путями или нет, всегда полезно реорганизовать и с помощью анализа частично снять неудовлетворенную энергию бессознательного. Это, несомненно, выгодно тем, кто должен воспитывать детей.

Аурелия Фусу, врач, психоаналитически ориентированный психотерапевт

журнал Человек и космос

Комментарии закрыты.